ittalica (ittalica) wrote,
ittalica
ittalica

Крест.

В моей памяти он всегда в синем небе. Таким было небо над городом Алжиром, белым городом над синим морем. Сбегающие к морю улицы, сокращающие извивы дорог карабкающиеся вверх лестницы. Стеной спускающиеся с верха глухих каменных белых оград ветви ярко цветущего буганвиля.
Мы с сыном жили тогда в Алжире. Денис начал учиться во французском лицее, а я каким-то простым чудесным образом была принята на работу в нашу посольскую школу. Платили мне 100 долларов, что в пересчете на местные динары было 6 000. Найти и снять жилье за эти деньги оказалось невозможным. Да и настораживала алжирцев советская гражданка, желавшая снять хоть какой-то угол. Для советских граждан снимали виллы, заботились об этом советские представительства в чужой стране стране, а тут какая-то самостоятельная особа с улицы...
Удалось уговорить неожиданных недавних знакомых сдать мне комнату. Комната была с великолепным черным блестящим роялем, на этаже можно было пользоваться кухней и ванной, но вот сыну со мной оставаться не разрешалось, одинаково не разрешалось и знакомым заходить ко мне. Сын приходил из интерната только на выходные и в праздничные дни. Отдавала я за жилье четыре с половиной тысячи. Остальные деньги старалась расходовать очень скупо, к выходным, к приходу Дениса что-то удавалось скопить на наши с Денисом немногочисленные выходы. Выходить в Алжире было не очень-то куда. Чаще всего мы отправлялись на киносеанс в Риад Эль Фетх - культурный центр столицы. В кинозале там показывали не алжирские фильмы. Теперь таких мест всюду понастроено: торговля, еда, развлечения. А тогда от вздымающейся к небу бетонной стеллы Риад Эль Фетх дух захватывало, равно как и от витрин тамошних лавок и кафе. Идти до этого центра было достаточно далеко. Больше часа шли мы с Денисом по улицам мимо домов, мимо жителей, глазеющих на пешеходов-европейцев, спускались с одного холма, поднимались на другой. Дорога выводила к каменой ограде старого кладбища. С внутренней кладбищенской стороны ограды поднималась часовенка , над нею православный крест. Над чьей могилой часовня, почему этот одинокий православный крест - никто не мог дать мне ответа. Да и кому было его давать? Кладбищенский привратник, неопрятный заросший человек, живший в доме на кладбище, знал только, что могилы тут все не мусульман, а европейцев христиан. Но это и без него было понятно по фамилиям на могильных камнях. И на старом этом на высоком берегу над синим морем кладбище с могилами французов, мальтийцев, итальянцев этот одиноко горевший над кладбищенской оградой православный крест. Как ждала я его появленния всякий раз. Как помню его в синем небе Алжира.
Tags: Алжир. Воспоминания.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments