ittalica (ittalica) wrote,
ittalica
ittalica

Алые паруса

Ах, мне не четырнадцать, и уж давным-давно не двадцать... Но алые паруса живут, плывут в дальнем светлом желанном далеке... Я и в Петербург-то ехала, чтоб прежде всего алые паруса увидеть.
По утрам в гостинице включала телевизор. Веселые ведущие весело рассказывали о футбольных матчах, о довольных всюду всем разноплеменных болельщиках, ходил между двумя бочками медведь Михайло Потапыч с мячом в лапах, предсказывал победы... Волна веселья ударяла с экрана. И однажды, о ужас, стали рассказывать о готовящемся празднике Алых Парусов, открывая всю подноготную, словно обдирая мясо с сирого рыбьего хребта. Тут я это ТВ вырубила.
На праздник провёл меня билет, подаренный Леночкой lena_yarosh. Билет был очень красивый, только у него странным образом слабо держался отрывной талон. Для сохранности билет был мною бережно помещен в пластиковую обложку.
И 23 июня поздним светлым вечером я отправилась в путь. По Невскому текла толпа, становясь всё гуще и гуще, пока не образовала затор в районе Мойки. Сдавленная со всех сторон человеческими телами, подумала: "Хана , Таня, дальше тебе уж точно не протолкнуться, даже "Песня о тревожной молодости не поможет". Но волшебный билет смог миновать и это. А потом была Дворцовая площадь, молодые люди и девушки, их родители и учителя под присмотром большого количества разнообразных стражей порядка. И была душа моя Леночка. Пока на площади гремел и сверкал концерт, мы неспешно посидели на скамейке, покурили /филологические души/, потом выпили кофейку.И все так, как с человеком, с которым не надо слов, потому что реалии жизни не значимы, а есть невидимая связь, от которой спокойно и тепло.
Потом переместились на набережную. Зимний дворец был в гроздьях людей, плотной занявших высокие от земли подоконники, козырёк над входной дверью. Вдоль дворцовой стены ходили грозные беспомощные девушки-полицейские, уговаривая, грозя, приказывая слезть. Не слез никто.
И загрохотал фейерверк. Он был очень красив, наряден. Торжественно рассыпались огни в потемневшем небе, восхищенно вздыхала-вскрикивала толпа.
И вот появились они - алые мои паруса. Весь такелаж парусника с рдеющими густым цветом налившейся вишни парусами. Паруса плыли медленно и гордо, рдели независимо и спокойно. Паруса были явью и видЕнием, минутой и не подвластной человеку бесконечностью.
Возвращалась я в час, "когда одна заря сменить другую спешит", шла по прямой широкой почти безлюдной Шпалерной, шла на дивно вознёсшийся в небо изящный купол Смольного собора.
Tags: Петербургские записки. 2018.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments