?

Log in

No account? Create an account

Тоска,

ибо ремонт. И ремонт-то едакий небольшой, локальный: смена платяного шкафа в спальне, а заодно и покрытие там пола лаком. Но полный переворот в квартире, всё вверх дном. Решила разбирать твердой рукой и выбрасывать, выбрасывать... И что в результате? Открыла коробки - и утонула в прошедшем: фотографии, письма... И всё нет времени заглянуть в это спокойно и сосредоточенно.

Очень горькое.

[Spoiler (click to open)]Подземелье.

Сюда не спускается белая кость. И светлая кожа редка здесь.
Если светлые - то из осколков развалившейся советской империи: молдаване, украинцы... Или из бывших стран соцлагеря (помнит ли кто теперь такое название...). Если тёмные - из осколков развалившейся французской колониальной империи: арабы, африканцы. У этих вторых преимущество: они говорят и понимают по-французски, имеют в большинстве своём французское гражданство, а потому и все социальные помощи и защиты. Те же другие тыкаются в толпе, примыкают к потоку: вынесет-не вынесет в нужное направление. Других теперь много, ибо лето, ибо Париж и предместья перевернуты ремонтными работами, они на каждом шагу.
Подземелье вонюче, ободрано. Подземелье плохо чистят, плохо моют и вовсе не скребут. На уборщиках экономят. А кто уборщики? Всё те, из бывших колоний Франции. Белые же люди - они чаще всего за стёклами, над которыми надпись: информация. Подземелье столицы, подземелье Парижа - города-мечты для населения планеты, Парижа из книжек, Парижа - столицы высокой моды, Парижа художников, французских королей, знаменитых куртизанок....В Париж все ещё едут туристы со всего света. Туристы едут - цены на билеты растут: в Лувр, на знаменитую башню, в единственный в Европе Диснейленд... Но не все залы Лувра всякий день доступны для посещения из-за нехватки смотрителей. В туалеты в музее почти всегда вьющаяся очередь, а нижний этаж ответвления Денон прочно пропах миазмами канализации. А барышня -башня стоит средь выжженных вытоптанных газонов, стоит некрашеной, ржавеющей... Где деньги, честно собранные ею на свою покраску? А ведь еще в прошлом году должны были красить Эйфелеву башню...
Ох, Париж, любимый мой Париж. Почему так плохо тебя убирают и моют? Почему по городу ходят группы молодых цыган - девиц и парней - занимающихся воровством и выманиваем денег? Почему для всех многочисленных туристов головоломка в городе: где он, общественный туалет? Почему уже второй месяц, ежедневно походя мимо фонтанчика с питьевой водой, я вижу бесхозность неостановимо льющейся воды? Почему, почему - как их много... И где же те деньги, что плывут от туристического потока в город?
Риторические всё вопросы.
Ранним утром на крыше дома напротив сидела какая-то долгоносая птица и жалобно кричала. Над Парижем вставало кровавое солнце...


Жарко, очень жарко. Гоша беззащитной шкуркой растянулся на полу. Растения на балконе не спасают опускающиеся на весь день жалюзи. Высохшие шапки гортензий сухо шуршат, когда наливаю в горшки воду. Все время хочется пить, но вода не спасает.Вспоминаю Алжир, его зной. Ночью, помнится, спала, завернувшись в сырое полотенце. Теперь в спальне всю ночь шумит вентилятор. И сверлит голову мысль: придется сдаваться и ставить кондиционер...

Весна. Март. Цветы.

Бросок в Лапейрузе был коротким. Просто трёхдневный набег. Сад... Прости нас. Мало времени тебе уделяем. Но ты всё же одариваешь весенним цветением.





Гоша был восторжен и счастлив, прыгая за бабочками и осами, карабкаясь на деревья, разгуливая по крыше сарая. Вечером отправлялся на своё кресло и засыпал беспробудно.



ОргАн.

Вчера пошла послушать органный концерт в зале Дома Радио Франции. Привлекло меня то, что в программе было переложение для органа "Картинок с выставки" Мусоргского.
Органист сухой, сутулый, сосредоточенный, в очках. Быстро и боязливо почти пробегает по сцене и плюхается на скамью перед клавиатурами. Понятно, что это его место, ему хорошо и безопасно на скамье этой. Следом за ним тенью тот, кто будет переворачивать страницы: молодой, тоже худой, уже чуть сутулый, тоже в очках. Когда и тот, и другой в профиль, то похожи на умных задумчивых сосредоточенных птиц. Предполагаю, что это отец с сыном.
Орган... Католический строгий храм, вдруг под сводами зазвучало, разнеслось, заполнило, объяло всё пространство. Вздохнули меха чего-то огромного, величественного, нечеловеческого.
Орган в зале - современный концертный орган. Это целый музыкальный завод: несколько клавиатур для рук, клавиатура для ног, какой-то выдвигающийся пульт, ещё педали, ещё какие-то большие кнопки под ногами.... Как с этим со всем можно управиться... А сколько разного звучания...
"Картинки" сыграли. А ещё мне очень понравилась "Большая симфоническая пьеса" Цезаря Франка. Имя строгого органиста в очках Vincent Genvrin.
[Spoiler (click to open)]Сын одарил билетом. Вернее не одарил, а не смог пойти, так я стала обладательница билета в концертный зал почти на семь тысяч слушателей. Зал "Зенит", в нем мне бывать не приходилось. Что-то здесь от Колизея: огромность и "хлеба и зрелищ". Сразу от входа по кругу прилавки с продажей каскеток и маек, украшенных какими-то чудищами. Бары и стойки с едой. Всюду длинные очереди. Особняком у стены каркас старого смешного автобусика, из его бока продают хот доги. И зачем я выпила кофе с каким-то кексом в кафэ недалеко Оперы? Интересно было бы приобщиться к хот догу из автобусика. Народу густо, густота почти сплошь чёрная: чёрные одежды. Уже осчастливившиеся у прилавков разгуливают с большими пластиковыми стаканами пива , с бутылками напитков, с лоточками, из которых выглядывают горячие собаки, сдобренные кетчупом.
В зале веером амфитеатра перед сценой поднимаются ряды скрепленных между собой пластиковых стульев цвета пунцовой крови. Перед сценой же большая площадка, свободная от каких-либо сидений. Там все прибавляется и прибавляется людей. Этим слушателям стоять на своих ногах в течение всего концерта. Ряды постепенно заполняются.


Концерт начался вовремя. Три гитариста с очень длинными волосами на сцене. Ударник где-то в глубине. Очень громко. Какой-то звуковой вопль несётся со сцены. Опасаясь за барабанные пепепонки, закрываю уши руками. В зале броуновское движение, капельдинеры с фонариками в руках разводят опаздавших. Над головами плывут стаканы с пивом. Неужели никого не обольют? Щупальцы надсценных прожекторов то выхватывают тёмные куски толпы перед сценой, то освещают толпу лимонными кругами. Девушка на соседнем сиденье положила ногу в клетчатой штанине на колено молодого человека. Оба они - и девушка, и её спутник в экстазе, в ритм мотаются их головы и стучат об пол ноги.
Через 40 минут музыкального вопля и скакания волосатых гитаристов по сцене образовался перерыв. На сцене перестановка. Заметно больше аппаратуры. На заднике поднялось слово SLASH и красный нарисованный череп с глазницами-звездами под ним. В зале совсем загустела толпа перед сценой. Появились чёрные майки с надписью SLASH на спинах.


На сцене снова два волосатых гитариста, но уже других, третий гитарист в цилиндре. И снова жутко громко. Но в громе я слышу музыку, слышу низкий жаркий голос певца, очень интересные рисунки ударных, а что выделывает тот, который в цилиндре... Ах что он выделывает... Немыслимая техника, шквал пасажей, вдруг замирающих на высокой, прорезающей всю звуковую ткань ноте... И я уже хочу слушать, только бы потише, только бы потише, чтоб слышать каждого музыканта, чтоб вслушаться в то, что делает этот в цилиндре...


Выйдя из зала на улицу, вдруг понимаю, что не слышу тишины. В вагоне метро подключаюсь к всезнающей Википедии.
SLASH - это второй в ранге мирового мастерства электронный гитарист. Выступает он всегда в цилиндре.

Над Парижем яркое солнце.
Ещё один год жизни. Как они быстро перетекают один в другой... Бесполезная констатация факта.
Но небо синее. День чудесный. И будет весна! И будем жить.
[Spoiler (click to open)]как оказалось, тогда, когда Земля была вовсе другой, даже без пролива Беринга,перебрались с земель нынешней Сибири на земли американского континента. Вот почему ростом, округлостью лица, скуластостью, разрезом глаз майя так походят на народности нашей Сибири.
Государства, как и у греков, у майя не было, а были города, жестоко и бесконечно воевавшие между собой. Очевидно, первые города майя возводили на побережье.
Цивилизацию они создали удивительную, поняли небо и звёзды и ещё то, что живут не просто на Земле, а в Космосе.Небо они рассматривали и изучали, устраивая на самом верху обсерваторий зеркала из гладкого чёрного камня обсидиана. Ровную поверхность этого камня заливали водой, в ней отражалось ночное звёздное небо. Майя создали письменность /её расшифровал в пятидесятых годах наш соотечественник Юрий Кнорозов/, язык майя на сегодняшний день второй после испанского в Мексике. Майя были великими геометрами. Во всём, что строили майя, наблюдается знаковая основа.
Оставшиеся на сегодняшний день руины расчищены , говорят, лишь на 30 процентов. Тропическая растительтность всё обрастает, а ещё и прорастает. Потому, как объясняют, удаление проросших стены деревьев ведёт к разрушению этих стен.

Строения, которые называют "пирамидами майя", имеют внешние лестницы. Сейчас подниматься по этим лестницам не позволяют.
Это самая известная из пирамид майя в Мексике: пирамида в Чичен-Ице. Город, как нам объяснили, был построен достаточно поздно, потому сохранился лучше остальных и расчищен больше.

А это обсерватория там же:

Чичен-Ица находится не на побережье, а внутри земель. Там очень жарко. Выдали от солнышка зонтики:

Нам удалось подняться по лестнице лишь в Кобе.Ступени лестницы кое-где обрушены, но народ ползёт вверх, а потом сползает вниз, благо, помогает прочная верёвка, протянутая от верха до низа по самой середине каменной лестницы.

427 человек вывалились из брюха огромного самолёта. Аэропорт, сверкающий палевый мраморный пол длинных переходов. Толпа у ленты транспортёра в ожидании багажа. Почему многие годы назад иностранцы казались мне лунными какими-то людьми? /Опять ты, Таня, плывешь в былое.../ Они выходили к чистым большим автобусам с шоферами в белых рубашках. Почему-то в памяти эти люди остались высокими, длинногими, в светлых одеждах. А итальянцы, летевшие с нами из Москвы в холодном месяце ноябре того дальнего 1987 года - они утопали в мехах, блистали таким количеством колец со сверкающими камнями, что невозможно было и подумать советскому человеку: неужели все это золото-бриллианты?
И вот стоит толпа помятых, пожеванных одиннадцатичасовым перелётом людей. Ни длинных ног, ни светлых одежд. Человеческая суета, каждый стремится оказаться впереди, пройти, схватить, успеть...
Приземлились в аэропорту Канкун на земле Мексики. Впереди 12 дней жизни в экзотике тропиков.
А в тропиках зверьё, а в тропиках красоты. И дивного цвета вода Карибского моря.

[Spoiler (click to open)]



Было такое в хозяйстве в родной стране, спасало, когда городское коммунальное хозяйство насылало на гражданское население ревизию труб или ещё какое-нибудь ненастье. Вот тогда появлялось зелёное эмалированное десятилитровое ведро, торжественно водружалось на плиту - и да здравствует мытьё.
Страдания о том ведре происходят сейчас, в городе Париже, на пятый день отключения отопления и отсутствия горячей воды в доме. В лифте висит листок, оповещающий жителей о том, что поломались враз оба отопительных котла, заказана деталь для починки, но ждать эту деталь надо из Германии, так что тепла нету, но вы держитесь...

Profile

ittalica
ittalica

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek