?

Log in

No account? Create an account

Площадь Италии.

Приехав во Францию, я начала учить французский по учебнику Можэ. В учебнике на страницах за тёмно-синими мягкими переплётами проживала семья Дюпон. И жили эти Дюпон в Париже на площади Италии. У них была квартира на place d'Italie, и в магазин мадам Дюпон ходила на place d'Italie, и автобус отправлялся с place d'Italie...
Потом я стала ездить на эту площадь Италии к замечательному Владику. О, Владик, он красиво и умело стрижёт, любит хорошую музыку, у Владика сын - юный пианист и дочка, любящая рисовать всё на свете, сегодня, например, стену в комнате занимали рисунки клоунов.
Подземка на площади Италии обширная, с переходами на несколько линий метро. Дети разных народов, кто несётся, кто осторожно спускается, держась за поручень лестницы, все возрасты, все национальности,, все религии. В центре, от которого разбегаются рукава коридоров, как правило, звучит музыка. Сегодня мужской голос пел "О солле мио...", на итальянском пел, но под баян и инструментовку. Мне подумалось: поёт украинец. И точно, после короткой паузы - "Дывлюсь я на нибо...". В толпе замечаю много молний: на спинах кофточек и платий, на обуви. Видно, как моду объявили, так молний и настрочили. Торопливая и сумбурная толпа умудряется обтекать сидящую на полу нищенку в пёстром платке, прислонившуюся спиной к стене молодую женщину с младенцем на руках, тоже просящую, не снести стоящих на углу коридоров людей в чёрном. Чёрные фигуры держат картонку с надписью: помогите семье из Сирии. Выбираюсь в переход на свою линию. Поднимаюсь по лестнице. Справа от меня у перил поднимается пожилой мужчина в вельветовом пиджаке табачного цвета. Между мной и ним возникает молодой черноволосый человек с матовым очень бледным лицом. Его спутник ступенькой ниже поднимается за пожилым мужчиной. Неожиданно вижу,взглянув вправо,что рука поднимающегося сзади проникла под пиджак старого человека и оказалась в заднем кармане его брюк. В негодовании начинаю орать, кажется, по-русски. Рука молниеносно выдёргивается, вор скатывается по ступенькам. Пожилой дядечка, погружённый в свои мысли, ничего не замечает, не слышит. До верха площадки нам несколько ступеней, а справа на площадке - ура - полицейский, да не один, а целый патруль. Кучерявому с бледным лицом деваться некуда, сдаю его полицейским. Пожилой мужчина, начиная понимать случившееся, беспомощно пытается попасть в карманы пиджака, брюк, проверить, всё ли на месте. Благодарит.
Сажусь в вагон поезда. Замечаю сидящую девушку с соболиными бровями и густущими, распахивающимися аж до бровей ресницами. Вспоминаю, что это нынче в моде на Украине. Но девушка обращается к спутницам по-английски. Понимаю: глобализация, и на ресницы тоже.
Вчера я, как и многие миллионы граждан планеты, смотрела бракосочетание принца английской королевской короны и улыбчивой целеустремлённой звезды американского телевидения. Ну, скорее всего, не усидела бы я перед экраном долгие часы, слушая болтовню о том, кто в каком наряде явился, гадания на тему цвета платья новобрачной, рассказы о весёлых неунывающих людях, проведших по нескольку холодных ночей на газонах под открытым небом с единственным желанием: увидеть в нескольких шагах от себя проезжающую карету с новобрачными. Помогло мне глядеть всё это невыглаженное бельё, которого оказалось что-то много. И вот что привлекло моё внимание: англиканский архиепископ, бракосочетавший молодых, в ходе церемонии сказал, что брак, в числе прочего, - это и сексуальный деликатес. Не слово удовольствие было произнесено, а именно деликатес. Задумалась: а что православная церковь при церемонии венчания говорит на эту тему? В советское время такими вопросами, думается, вообще не задавались. Первый мой визит в женскую консультацию в начале беременности начался одним из вопросов в лоб: с какого возраста живете?

Переделкино.

Случилось мне в апреле быть в России. И съездить в Переделкино. На выезде из нового многоэтажного массива домов на необустроенной территории с шоссе увидела купола почти как у собора Василия Блаженного, только один из куполов - густого фиолетового цвета. Приятель объяснил, что это резиденция патриарха, церковь к ней относится. Дорога в Переделкино пролегла мимо.
Переделкино. Когда-то очень давно для человеческой жизни в трепетном смиренном восхищении перед величием и почивших, и здравствующих обитателей этого места шла я по дорожкам дачного посёлка к месту назначенной встречи. Писала тогда дипломную работу, в поисках материала отправилась к тогдашнему знатоку цыганской культуры, отдыхавшему летом на переделкинской даче.
На этот раз посещение Переделкина - это музей Пастернака. Шли мы к Пастернаку окружной какой-то дорогой в сопровождении переделкинского старожила Н, проживающего в небольшой дощатой пристройке, крыльцом выходящей в уютно пахнущий костром двор, он же сад с немногими деревьями и старым сараем. День был тёплым, солнечным и тихим. Пока шли, разглядывали окрестности и дома. И показалось мне всё хаотичным и безалаберным: то крепкие заборы, за которыми лает злой пёс, то развалившаяся хибара в окружении бурьяна, то какая-то не то крепость, не то дзот, обнесённый бетонным забором с колючей проволокой по верху. Средь заборов ходят группы незаметных каких-то людей, нанимаются на подённую работу.
Дом Пастернака стоит в саду. Сад достаточно большой, но видно, что запущен. Может, поэтому дом кажется каким-то сирым. В доме всё просто: простая обстановка, почти никаких безделушек. Из драгоценного - два рояля, один из которых пытались разрубить топором при попытке выдворения рояля из дома. Очень много света благодаря полукружью окон на первом и втором этажах. Сапоги Пастернака, его кепка. Какие-то блёклые остатки некогда звучавшего голосами, музыкой, беседами за обеденным столом дома.
На обратном пути зашли в здание дома отдыха. Туда получали творческие командировки члены Союза писателей, там творили кто пьесу, кто новеллу... В этих стенах бушевали творческие амбиции, битвы за издания и награды, передвигались по ковровой алой дорожке известные поэты-песенники, прозаики, драматурги. А теперь - тёмное сырое помещение, длинный коридор первого этажа в писательских портретах, сонный, удивишийся неожиданно открывшейся извне входной двери охранник.
Какая длинная жизнь. Как всё изменчиво.

"Пир Бабетты"

Умерла актриса Стефан Одран. Вчера вечером показывали фильмы с её участием. Один из фильмов - вот этот:

https://www.youtube.com/watch?v=tfyV_gD_Gv4
https://www.kinopoisk.ru/film/pir-babetty-1987-55790/

Tags:

15 февраля

Еще один год жизни проскакал, пролетел, пронёсся - и счез.
Ночью не спалось, вытащила из книжного шкафа томик Пушкина. "Евгений Онегин". Сейчас у Пушкина удивляет не умение всё играючи излагать стихами, не лёгкость, не искристость пушкинского пера, а его мудрость. Надо же, он молодым понял и знал уже то, что открывается через долгие годы жизни. И ничему не удивлялся в человеке.

Сегодня Сретенье, граница между зимним и весенним временем. Сметение, сумятица перемены времён года - взлёты и падения, сопровождавшие и сопровождающие меня все годы жизни. Амплитуда сметений всегда значительная. Наградил же Господь.
А в общем - всё проходит. И всё эфемерно. И ничто не предсказуемо. Просто жизнь.
На плите любимая рисово-пшённая каша, которую варила мама. Гоша уже явился рано по утру, лизнул в нос. День начался. Живем дальше.

День снега в Париже.

Вот и Париж под снегом. Вчера мело весь день. К вечеру автобусы не ходили, машины ползли по дорогам чуть ли не ползком, увязая в снежной каше. Вечером пошла на концерт Николая Луганского. Длинная дубленка, непромокаемые боты, зонт - вспомнила "Даму с собачкой": Гуров провожает в гимназию свою дочь и объясняет ей, что высоко в атмосфере холодно, потому влага опускается на землю снегом, снег же, достигая земли и ее тепла, тает. Вот так было и вчера: на зонте снег, под ногами снежно-водяная каша. Хорошо театр, в котором играл Луганский, в получасе ходьбы от дома. Начало концерта задержали, потому как многие не могли добраться до театра в назначенный час.
Луганский играл Шумана в первом отделении и Рахманинова во втором. Как много в фортепианной музыке Рахманинова от колокольного перезвона, от голоса колоколов. Временами крохотный кусок мелодии, какая-то модуляция - и столько в этом любви-тоски-неизбежности, столько в этом земли русской.
Назад возвращались по вечернему, ставшему светлым от белизны снега Парижу. Мало движения. Всюду снег: на крышах, на ветках кустов и деревьев, на уличных фонарях.
Ветер дул, дождь шумел, мокрый асфальт блестел, воды Сены всё стояли вздыбленными.А мы пошли на концерт. В аудиториуме Радио Франции играли фортепианные концерты Бетховена.

Поначалу сыграли музычку современника Бетховена, Франсуа Девьенна. Такое в салоне или парке слушать. Так и представляешь прогуливающихся по аллеям под кудрявыи зелёными деревьями дам и кавалеров , а где-то, спрятанные за кустами, играют музыканты в белых чулках и пуреных париках.

А потом был Людвиг Ван, сначала сыграли второй его фортепианный концерт, а после перерыва - первый.

Людвиг Ван Бетховен - вздыбленные волосы, взгляд из-под насупленных бровей, сказанное Лениным "музыка должна высекать огонь из людских сердец", тревожные ноты первой части пятой симфонии... Суров и страдающ композитор, титан, низвергающий лавины прекрасной тревожной музыки.
Но в своих первых фортепианных концертах Бетховен светел и весел, задорен, солнечен. А тут еще первый фортепианный его концерт играл Рудольф Бухбиндер. Восторг, скажу я вам, восторг, как играл Бухбиндер. Просто, изящно, блестяще, в полном единении и душевном согласии с филармоническим оркестром Радио Франции и его молодым музыкальным руководителем дирижёром Микко Франком.
И потому, что музыка не хотела уходить, не умолкала, будоражила синкопами, катилась смеющимися ручейками, была выпита после концерта бутылка "Шампанского". В память весёлого выдумщика Бетховена и за здоровье восхитительного Бухбиндера.

Вопрос к залу

Дамы и господа, товарищи и товарищи, судари и сыдарыни. Подскажите, не утаите, что во граде Москве особо интересного в начале апреля месяца в театральной жизни? Еду и стражду не пропустить.
"Восточных экспрессов" по Агате Кристи не один. Американцы выпустили новый. Поглядела. Натужно было до конца досидеть. Эркюль Пуаро с усами, спускающимися кажется из носа и отправляющимися к самым ушам.Взгляд какой-то стеклянный. То за грудки кого-то хватает, то в драку пускается. Поезд, останавливающийся на высоченной странной деревянной конструкции, каждую минуту думаешь, как вагоны не соскользнут. Кругом снегов, как в Сибири, а действующие лица в этих снегах даже без минимума верхней одежды.И хоть заняты в фильме Джонни Дэп, Пенелопа Круз, Натали Пфейфер /что-то как-то её открасотили, что один глаз явно меньше другого и куда-то в сторону сполз/, но кинушка, на мой вкус, никакая.
Ах, любимый Эркюль Пуаро - Давид Сюше... Уютный, каждую детальку хочется рассмотреть, всякую интонацию не пропустить, взгляд заметить. Смотрю, пересматриваю - не надоедает.

Tags:

Пробка, Гоша, клюква...

Проснулась утром оттого, что на подушке под щекой оказалась пробка от "Шампанского". Гоша, конечно. Из ночных своих гуляний по квартире он чего только ни приносит в кровать: утром на одеяле обнаруживаются все ленточки-верёвки, которыми Гоша играет, как-то был принесён лист зелёного салата, который я оставила на кухне, пробки Гоша притаскивает в кровать постоянно. Ну, и собираю разнесённые по квартире за ночь принадлежности одежды: носки-колготки-бюстгальтеры. Гоша стаскивает их в ванной с вешалки, на которой они сушатся, и аккуратно располагает по полу комнат. Еще Гоша неравнодушен к цветам. Сейчас у него новый объект борьбы: белая орхидея. Не знаю, сколько продержится бедная страдалица. Но тут может пасть не только она, но и стеклянный столик, на котором стоит цветок и на который Гоша с размаху вскакивает. Гоша же подрос и в весе прибавил, так что стеклянный круг столика может почить.



И да, я сделала творог, начитавшись в ЖЖ про творожники-сырники. Купила три литра кефира, забухала туда ещё греческого йогурта, поставила всё на огонь, потом процедила через драгоценный кусок марли - и вуаля: творог! Думаю, до творожников не доживет, уйдет в натуральном виде. Но первый шаг к настоящему творогу сделан. Налажу теперь производство.
Еще готовила рыбу. Как обычно: обжарить-потушись имеющиеся овощи со всякою травкою, потом на эту растительную подушку куски рыбы - и под крышку. Но на сей раз ко всему к этому добавила горсть клюквы /клюква - из драгоценного, привозимого из России, держу её для яблочных пирогов/. Получилось интересно, на мой взгляд. Делюсь.
Погоды пасмурные. Дождь и дождь. Сена поднялась до уровня нижних набережных. Но день уже длиннее, что чувствуется. Будет весна! А потом и платья из ситца! "Вы полагаете, всё это будет носиться..."

Profile

ittalica
ittalica

Latest Month

May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek